30/08/2021

«Взрослые всегда мудрят. Подростки говорят искренне»: основательница книжного Stand Up шоу «Кот Бродского» о подростках, буллинге и этике юмора

Представь такое место, куда одни подростки приходят рассказать о прочитанных книгах, а другие — их послушать. Звучит как что-то фантастическое, но это реальность. Книжное Stand Up шоу «Кот Бродского» собирает залы, а желающих принять участие так много, что им приходится проходить кастинг.

Автор: Мария Третьякова

Основательница проекта Ольга Аристова рассказала о том, как ей удалось придумать такой необычный формат книжных мероприятий и как подростки через книги открывают самих себя.

Ольга, расскажите про «Кота». Как появился этот проект и при чем тут Бродский?

Сложная история. Я много лет занималась организацией литературных ивентов во Владивостоке. Это были поэтические вечера, конкурсы поэзии, интерактивные книжные полки. Но проблема литературы в регионах в том, что ее не читают — просто нет читательских сообществ. Книжный блоггинг тогда не был так популярен, как сейчас. Я мысленно задавала себе вопрос: «Что я могу сделать, чтобы появился институт читателей — наверное, институт критики, хоть какой-то». Мою идею сделать что-то вроде школы литературных критиков отвергли, потому что это никому не нужно — никто сейчас книжки не читает. Но однажды мне позвонила девушка из администрации города со словами: «У меня есть проект литературного клуба, который не стреляет. Говорят, ты можешь докрутить любой проект». Ее проект оказался стандартным литературным клубом, на который люди не хотели ходить, потому что им скучно. Я решила сделать так, чтобы было не скучно, и за два дня придумала новый формат — книжный Stand Up под названием «Кот Бродского». Он полностью отвечал запросу администрации: это был книжный проект, популяризующий книги, увлекающий читателей, на который люди будут приходить сами, не придется их заставлять. Меня не поняли или не захотели вникать, сказав, что это уже не похоже литературный клуб. И я запустила проект сама! Потому что мне было интересно. На бумаге концепция выглядела несколько одиозно, вызывающе, и мне хотелось посмотреть, что из этого получится. В 2016 году такой проект не укладывался вообще ни в какие рамки.

А концепция нейминга проста. Когда-то, в 16-17 лет, я очень увлекалась Бродским, как многие девочки. В сборнике интервью с Бродским прочитала о том, как Бродский шутил над своими гостями. Когда к нему кто-то приходил, он спрашивал: «Хотите, я разбужу для вас кота?»

Мне показалось классным назвать книжное Stand Up-шоу в честь шутки.

Что вообще такое книжное Stand Up шоу? Как это устроено?

Мы берем волнующую нас тему. Например, бессмертие. Ищем цитату известного литератора или философа, которая раскроет тему с интересной стороны и сможет вызвать дискуссию. Как вариант: «Человек не хочет жить вечно, он просто не хочет умирать». Дальше нам нужны книги, которые эту цитату каким-то образом поддержат. Выбираем 4 книги — каждая подходит к этой проблеме с совершенно разных позиций. Мы стараемся сочетать доступные жанры — фантастику, классику, нон-фикшн, комиксы и так далее, чтобы максимально раскрыть тему с разных сторон. Затем идет отбор участников. Обычно у нас довольно много заявок — мы проводим собеседования и кастинги. Участники знают, какая тема, но не знают, какие книги. Книги они выбирают в слепой жеребьевке. Одна из позиций шоу — чтобы участник не читал эту книгу раньше. Поэтому книжные новинки в приоритете. Классику тоже берем, но такую, которая не на слуху.

Участники получают книги, и за полтора месяца они должны их прочитать и пройти наши тренинги. Подготовка довольно сложная — театральные, ораторские тренинги, тренинги по литературному анализу и так далее. И на выходе мы получаем максимально подготовленных участников.

Очень важный момент! На сцене участник рассказывает не про книгу, он рассказывает про себя, прочитавшего эту книгу. Это принципиальная разница. Поэтому наше шоу не литературный стендап, а именно книжный.

Давайте перейдем к подросткам. Почему вы решили открыть подростковое направление?

К подростковому направлению стендапа я пришла случайно. Среди многообразия книжных блогов мое внимание привлек блог Валерии Мартьяновой @knigkamartishka. Я прям подсела на нее. Обнаружила, что вокруг так много крутых книг! И в то же время я прочитала Патрика Несса «Голос монстра», и это был young adult, который впервые за долгое время вызвал у меня сильные эмоции, в отличие от взрослой литературы. Я поняла, что подростковая литература имеет мощный терапевтический заряд, и это очень круто! Я решила пойти в книжный магазин во Владивостоке и посмотреть, есть ли там книги, о которых пишет Мартышка. И оказалось, что ничего подобного там нет.

К тому моменту у «Кота Бродского» была уже довольно большая аудитория, мы были главным литературным шоу Владивостока. Было бы странно этим не воспользоваться и не рассказать про подростковую литературу. Логичнее всего было провести подростковое шоу — дать подросткам эти книги, которых они в жизни не видели, и предложить их прочитать.

Чтобы, как в Тиндере — мэтч/не мэтч? Это единственное, что меня волновало. Я хотела понять, узнают ли подростки себя в этих книгах.

Знакомые помогли мне найти подростков, книги я заказала в интернете. Первое же шоу показало, что это какая-то безумная синергия — подростки, готовые вывернуть себя целиком на сцене, и книги, где как раз об этом и написано. Шоу получилось интереснее, чем взрослое.

Взрослые всегда мудрят. Подростки говорят искренне.

Так что подростковое шоу не закончилось на стадии эксперимента, а стало нашим постоянным форматом.

Что за подростки участвуют в шоу? Это какие-то особенные суперчитающие подростки?

Нет. К нам часто попадают вообще не читающие подростки. Обычные ребята — кто-то читает больше, кто-то меньше. А наши зрители, как правило, вообще не особо читающие люди. И это совершенно нормально. Мне неинтересно работать с отличниками. Мне интереснее работать с теми, кто мало читает, потому что именно эти люди через шоу открывают для себя новые смыслы.

Как стать участником шоу?

Через анкеты на сайте. Там можно рассказать о себе и оставить свои данные. При отборе я в первую очередь смотрю на внутренний стержень, силу воли. Далеко не каждый человек справится с нашей подготовкой, она очень сложная. Нужна серьезная сила воли, чтобы приходить к нам на занятия 2-3 раза в неделю, потом ходить на открытый микрофон и выступать перед незнакомыми людьми. Я обязательно засылаю участников на открытые микрофоны в других стендапах, чтобы они обкатывали свой материал перед незнакомыми взрослыми людьми. С этим непросто справиться, и на кастинге я, как правило, сразу вижу, кто готов, а кто нет.

Но при этом я понимаю, что выступить хочется многим. Поэтому очень хочу в этом году запустить открытый микрофон, куда не будет кастинга и куда сможет прийти абсолютно любой подросток.

Вы много общаетесь с современными подростками. Какие они?

Разные. Но кажутся взрослее, чем мое поколение в их возрасте. Они больше знают о мире, лучше представляют себе, как они хотели бы жить, развиваться и зарабатывать. С другой стороны, у них все те же проблемы с родителями, те же комплексы, неразрешенные вопросы, эксперименты с внешностью, сексуальностью.

Мне кажется, что новое поколение более этичное. И это очень радует. Они больше думают о том, чтобы не обидеть других.

Как вы думаете, откуда берется этот миф, что подростки не читают? Он был в моем детстве, он есть сейчас, наверняка так будут говорить и через 50 лет, и при этом это всегда неправда.

Каждый раз, когда я это слышу, я думаю: откуда берется это мнение? Кто-то провел исследование? Я о таком не знаю. Абсолютно все подростки, с которыми я сталкиваюсь, хоть что-нибудь да читают. Мы живем в век, когда мы все воспринимает текстом. Мы постоянно поглощаем текстовую информацию. Подростки много читают. Так же, как и мы. Может быть, они не очень увлечены русской классикой, но я не вижу в этом ничего страшного.

Я считаю, что пора пересмотреть школьную программу, а не подростков.

У нас сейчас есть больше 500 анкет от подростков, в которых они рассказывают, какие книги нужно убрать из школьной программы. И они вполне аргументированно это делают.

Как шоу вышло за пределы Владивостока?

Нас стали приглашать в другие города. Изначально было понятно, что транслировать какую-то идею на всю страну из Владивостока — это такая себе затея. Про Владивосток-то не все знают, а мы еще какое-то шоу пытаемся продвигать. Поэтому я решила, что логичнее будет переехать в Москву и развивать шоу здесь. А сейчас мы разрабатываем методологию для координаторов, чтобы люди могли сами у себя в городе проводить шоу.

Сейчас шоу можно посмотреть в Москве, Воронеже и Владивостоке.

Как складываются отношения ребят внутри проекта? На своей странице на Facebook вы писали про случай буллинга. Можете рассказать об этом?

Как правило, все проходит более или менее ровно. Я стараюсь, чтобы участники «Кота» были командой, работали не друг против друга, а на одну цель — сделать классное шоу. Но не всегда получается. Что касается буллинга, я просто упустила тот момент, когда шутки переросли в какой-то внутренний буллинг. Открытой травли не было. Но если бы мальчик был чуть-чуть старше, он бы наверняка обратил внимание на то, как остальные дети перемигиваются, смеются. А может, он и замечал, но предпочел сделать вид, что не заметил.

Я позвала ребят к себе домой, и мы с глазу на глаз поговорили и выяснили, почему они это делают и почему это не очень нормально. И договорились больше этого не делать. Я стараюсь общаться с подростками на равных, у нас горизонтальные отношения, но иногда приходится врубать фары и объяснять, что, ребят, вы не правы.

Сейчас у нас еще произошел сложный конфликт на почве этики юмора, и мы его до сих пор не разрулили. Все началось с анекдота. Я вела в библиотеке короткий интенсив для подростков о чтении и его связи со стендапом. Заданием одного из дней было подготовить несколько анекдотов и быть готовыми их рассказать. И один мальчик сказал: «Я могу прямо сейчас рассказать!». И он рассказал анекдот про насилие над детьми. Когда я это услышала, у меня упало забрало. Я спросила его: «Ты реально считаешь, что это смешно?» И он ответил — да.

После этого я задумалась, что вообще такое допустимое и недопустимое в юморе, и я написала у себя на странице пост, после которого этого пацана очень сильно триггернуло, и мы стали ругаться еще и в общем чате. В чате мнения сильно разделились. Мальчики считали, что смеяться можно над чем угодно. Девочки разделили мою позицию о том, что есть этика. Что надо задать себе вопрос: то, что ты сейчас произносишь — это что-то осуждающее сексизм и насилие? Или это и есть сексизм и насилие? По мнению мальчиков, юмор существует в каком-то отдельном мире, который никак не связан с реальностью. Я пытаюсь объяснить, что в российской реальности, как это ни страшно, есть люди, которые насилуют детей. И если это осознать, то шутка совсем перестает быть смешной. Это чудовищное отражение реальности, произнося которое ты легитимизируешь насилие. В общем, сейчас мы очень сложно решаем этот вопрос, я знаю, что многие взрослые со мной не согласны, но я считаю, что юмор нужно фильтровать.

В чем тогда выражается этичность подростков, о которой вы говорили?

Я говорила скорее о девушках. Они точно стали более этичными. У парней все зависит от бэкграунда. В большинстве своем они, к сожалению, с трудом принимают позицию недопустимости насилия, обесценивания, унижения. Им кажется, что это смешно. О чем тут говорить, когда у нас есть известные комики, которые делают карьеру на том, что унижают кого-то?

Вы чувствуете какую-то свою миссию, влияние на подростков, книжное сообщество?

По поводу книжного сообщества не знаю. Я маленький человек в этом мире. От подростков я получаю огромное количество фидбэка. Они сами говорят о том, что я изменила их отношение к себе, к тому, что они делают, к чему стремятся. Я часто становлюсь для подростков авторитетным взрослым, на которого они равняются. Я осознаю это и очень стараюсь быть хорошим взрослым. Это не всегда получается, но надо искать пути.

Столкнувшись с проблемой этики внутри «Кота Бродского», я поняла, на что я точно смогу повлиять. Я могу объяснить подросткам, что такое этика и что такое цензура, что такое свобода и ответственность и как это все выражается. И мне эта цель кажется очень важной в нашем обществе, в котором все привыкли к тому, что насилие и унижение — это смешно.

Фото автора Misha Voguel: Pexels