19/02/2021

Наталья Ремиш: «Если я строго смотрю на дочь, для нее это уже наказание»

Популярный блогер, автор книг и мультфильмов Наталья Ремиш рассказала о том, как выбирает темы для своих произведений, как говорить с ребенком, чтобы он тебя услышал, а также о новой этике и своем эмоциональном выгорании.
Поделиться:

У вас вышел новый мультфильм «Пирог для мамы», посвященный здоровому питанию. Как вы выбираете темы для мультфильмов? О чем будет следующий?

Темы для мультфильмов мы выбираем, читая соцсети. В интернете сейчас много разговоров о том, как воспитывать детей, что важно в воспитании и в чем конфликт между традиционным, привычным для нас постсоветским воспитанием и новым воспитанием. И видя самые проблемные точки, мы выбираем темы для мультиков.

Мультик «Пирог для мамы» предложила сделать Маша Кардакова, автор приложения Mary’s recipes и книги «Сначала суп, потом десерт». Это была ее идея — сделать мультфильм на тему здорового питания, она же помогала собирать деньги на него. Я и сама сталкивалась с проблемой нездорового отношения к еде и только недавно от этой проблемы избавилась. Я вижу, как трагично этот процесс проходит во многих семьях, поэтому мне показалось, что будет правильно коснуться этой темы, хоть она и не кажется такой катастрофически острой, как, например, отношение к детям с инвалидностью.

Дальше мы хотим параллельно создавать два мультика. Один — о том, как справляться с собственной злостью, а второй — о том, что мальчики тоже могут плакать. Мне кажется, это очень важно для мальчиков. Особенно в России и странах постсоветского пространства.

Есть темы, за которые сложно браться?

Нет. Я готова взяться за любую тему. За некоторые темы я не берусь, потому что российский рынок к ним не готов, и мультик будет воспринят болезненно. Например, тема смерти. Я уверена, что ни один канал не выпустит мультик на эту тему. Хотя я считаю, что если бы с детьми говорили о смерти не после того, как кто-то дорогой им умер, а заранее, отношение к смерти формировалось бы совсем в другом ключе. В таком случае не пришлось бы говорить загробным голосом, делать жалостливую мимику, это был бы разговор о естественном процессе. И мультик можно было бы сделать такой же. Как, например, «Тайна Коко». Он о смерти, но он же классный и совсем не страшный. Но, к сожалению, эта тема не будет популярна. И таких табуированных тем в России много.

Как вы считаете, искусство — книги, мультфильмы, спектакли — обязательно должно учить чему-то ребенка, быть неким моральным ориентиром?

Мне бы хотелось, чтобы да. Хотя бы для того, чтобы не было контента, который шел бы вразрез с общечеловеческими принципами. Я вижу очень много мультсериалов с пассивно-агрессивной лексикой, мимикой. Такие мультики мне не хочется показывать своему ребенку. Потому что ребенок потом точно так же закатывает глаза, причмокивает, подкалывает всех вокруг. Это не про добро. В этом плане советская анимация была очень добрая, честная и искренняя. В чем-то наивная, но это лучше, чем ярко выраженная агрессия. То же самое касается и книг, и спектаклей. Мы всегда что-то выносим из искусства. Что ребенок вынесет из книги, мультика, спектакля будет зависеть от того, какая основная мысль заложена в произведении. Очень важно, чтобы там были человеческие ценности, гуманность, эмпатия.

Есть мнение, что в современном мире быть родителем очень сложно. У нас, в отличие от наших родителей и бабушек с дедушками, нет задачи выживать, на которую у них уходили все силы, поэтому у нас остается время на рефлексию, работу над собой. Но при этом есть много внутренних травм, оставленных предыдущими поколениями, которые бывает непросто осознать и излечить. И много очень разной информации о том, как нужно делать. Как во всем этом не потеряться, найти себя и услышать своего ребенка?

Очень важно определить для себя — какой я родитель? Братья и сестры из одной семьи могут стать совершенно разными родителями. Важно обрести это понимание, этот внутренний стержень. Для этого надо на большинство родительских вопросов ответить самому себе. Например, я даю ребенку сахар или нет? Почему? И оставаться верным этому принципу до тех пор, пока не пересмотришь его. А когда пересмотришь, честно сказать об этом ребенку. «Ты знаешь, я почитала исследования и поняла, что демонизация сахара — это не совсем здоровое явление. Я не очень корректно вела себя в последнее время. Давай попробуем по-другому?» Так и во всем остальном. Наказываете вы ребенка или нет? Что такое наказание? Для моей дочери, если я на нее строго смотрю, это уже наказание. Она говорит, что я делаю «страшные глазки». А для кого-то загнать ребенка в комнату и заставить его там сидеть целый час, потому что он расстроился из-за сломанной башни, это нормально. Для меня это совершенно неприемлемый метод — ребенку и так плохо, а вы заставляете его в одиночестве проживать не только свою боль, но и обиду на вас. Мне кажется, та самая рефлексия дает нам понять, как мы должны себя вести в каждой конкретной ситуации. Этих ситуаций бесконечное количество, и постоянно появляются все новые. Зато с каждым следующим ребенком что-то будет становиться понятнее. А может быть, вы, наоборот, все пересмотрите. Если сравнивать, как в нашей семье был воспитан первый ребенок и как мы сейчас воспитываем четвертого, это небо и земля.

Поэтому важно определиться со своими ориентирами. А для этого надо много читать и думать: ага, я на вот этой стороне, я думаю примерно так же, мне близка вот эта философия. Например, Альфи Кона, который написал книгу «Воспитание сердцем». А кто-то слушает Петрановскую и соглашается с какими-то ее принципами.

По поводу того, как услышать ребенка. Важно в любой гонке — в школу, в сад, в сон, обед, ужин — останавливаться и пытаться услышать, что говорит ребенок. Для меня недавно очередным открытием стало то, что у детей очень маленький вокабуляр, и зачастую они просто не могут объяснить сложные концепции, с которыми сталкиваются. То есть ребенок чувствует, что по отношению к нему поступают несправедливо, но объяснить это, выразить словами пока не может. А мы, родители, если не получаем четкого ответа, часто начинаем давить. В этот момент мы лишаем ребенка шанса сказать, а себя — понять, что он испытывает и что вообще произошло. Поэтому вместо того, чтобы давить, лучше подсказать, дать какие-то слова, которыми ребенок сможет воспользоваться, чтобы объяснить свои мысли и чувства.

фото из личного архива Натальи

Как начать говорить с ребенком, если нет опыта разговоров, проговаривания собственных эмоций, бесед на сложные темы?

Сложно говорить с ребенком, если сам не умеешь. Тут может помочь литература. Когда мы читаем ребенку какую-то книгу, он обычно задает кучу вопросов. Обычно мы его очень быстро прерываем, чтобы продолжить читать. Но если заставить себя остановиться и послушать, можно обнаружить, что то, что говорит ребенок, гораздо важнее того, что вы собирались ему прочитать.

Еще один путь — начните сами задавать вопросы. А почему этот герой так поступил? Что бы ты сделал на его месте? Вчера мы с дочерью читали «Рони, дочь разбойника». Рони сбежала из дома, и я спросила дочку: а что бы ты сделала, если бы сбежала? И дальше был двадцатиминутный монолог о всевозможных вариантах побега. Я столько нового узнала о своем ребенке! Оказывает, она очень приспособлена к жизни в лесу!

Такие способы помогают начать разговор и узнать много интересного. Я вот узнала, что дочка не стала бы воровать еду, потому что красть — это нехорошо. Она бы попросила у кого-нибудь. А если бы попросить не получилось, то она бы вернулась к маме с папой, помирилась с ними, и они бы стали жить долго и счастливо. Все это мне было очень интересно услышать от собственного ребенка. Поэтому книги, мультики, спектакли — прекрасный вариант!

В эпоху социальных сетей многие родители выкладывают фото своих детей, рассказывают о них какие-то истории, часто личные. Как не нарушать границы ребенка при этом? Как вы решаете этот вопрос для себя — вы часто пишете о своих детях и показываете их?

На самом деле это мой внутренний конфликт интересов. Я практически перестала выкладывать в Сеть фото пятилетней дочери. Если и фотографирую ее, то минимально — сбоку, сзади, руку, ногу. Потому что она не понимает, кто ее при этом видит. Она знает, что мама с кем-то там общается, что есть какой-то мир. Она очень часто говорит в телефон: «Привет, я Мира, девочка из Амстердама», не понимая, кто на нее смотрит. Для меня это некий обман — ребенок не знает, а я этим пользуюсь.

Младшую годовалую дочь я пока выкладываю, потому что мне кажется, что у нее не может возникнуть какого-то явного противоречия, но когда-то и до нее дойдет очередь.

Когда я делюсь историями, я каждый раз мучаюсь вопросом: имею ли я на это право или нет. Возможно, она не захочет, чтобы через десять лет ее кто-нибудь встретил на улице и сказал: «Я знаю, как ты однажды поссорилась с сестрой!» Поэтому какие-то особенно болезненные моменты я не рассказываю.

Гораздо проще мне выкладывать что-то о старших детях, потому что они всегда могут сказать: «Не надо! Убери это!» Но такое происходит крайне редко.

У нас еще нет понимания, каким будет поколение, выросшее в Instagram. Когда с первых дней жизни на тебя смотрит куча посторонних людей. Как вы думаете, какими будут эти дети? Будет ли в них какое-то существенное отличие от предыдущих поколений?

Очень тяжелый для меня вопрос. Я не знаю, какими вырастут эти дети. Наверное, это будут более открытые миру люди, чем мы. Но от этого и более уязвимые. Мне бы очень хотелось заглянуть на 10-15 лет вперед и узнать, какими же они будут.

В каком возрасте можно позволить ребенку завести собственные аккаунты в социальных сетях? И надо ли как-то его там контролировать? Если да, то как?

Это зависит от каждой конкретной семьи. Но пока мои дети не вытрясут из меня эту возможность, я заводить им аккаунты не буду. Наверное, когда у всех подружек появятся свои аккаунты, придется тоже завести. Но я постараюсь строить отношения так, чтобы я могла читать, что там происходит, знать, кто добавляется в друзья. Потому что я знаю, насколько это может быть опасно. Про безопасность в Сети мы пока знаем очень мало, а дети — еще меньше. Я надеюсь, что к тому моменту, когда мои младшие дети дорастут до собственных аккаунтов, появятся какие-то четкие и понятные правила безопасности в интернете.

Что вы думаете по поводу новой этики — экспериментов с гендером, когда ребенок считает себя то мальчиком, то девочкой, когда родители предоставляют выбор? Где грань между адекватным прогрессивным взглядом и зашкваром?

Я не согласна с самой формулировкой вопроса. Я постоянно слышу такие разговоры из России, что новая этика позволяет быть то мальчиком, то девочкой. Ни одной такой реальной истории я не знаю. Мальчик может чувствовать себя девочкой, девочка мальчиком. Но чтобы ребенок туда-сюда прыгал — нет.

То, что ребенок может чувствовать себя человеком другого гендера, это реальность. Такое происходит, но не потому, что кто-то приходит в школу и говорит: решите, вы мальчики или девочки? Это сбой физиологической системы, очень болезненный, в первую очередь, для самого ребенка.

Я читала интервью Наташи Максимовой (украинская художница, сменившая пол — прим. ред). Она рассказывает о том, как ее почему-то заставляли ходить в мужскую раздевалку, снимать банты, не давали пользоваться веером, когда ей хотелось. А в конце текста ты узнаешь, что на самом деле она родилась мальчиком. И в этом чувствуется боль.

Я не знаю, что бы делала я в такой ситуации. Я бы, наверное, провела все возможные экспертизы и очень много бы читала, чтобы понять, что дальше с этим делать. Конечно, разрешить пятилетнему ребенку менять пол — это, наверное, некорректно. Но такого нигде и не происходит. Я только слышу слова о том, что все доводится до абсурда, но это совсем не так.

Но если моя младшая дочь вдруг скажет, что она не хочет отращивать волосы и носить платья, я не буду ее заставлять это делать. Если она попросит называть ее Ваней, я попробую это сделать. Ломать ее я не буду ни в коем случае. Я уверена, что это либо проходящий период, когда человек просто развлекается, либо это уже изменения на физиологическом уровне, которые глупо отрицать. Хотя принять то, что ты родила девочку, а она говорит «я мальчик, меня зовут Ваня», это тяжело.

У вас много разных проектов, четверо детей и популярный Instagram. Где вы берете ресурс, чтобы все успевать, и как у вас получается не выгорать (если получается)?

Я очень много времени провожу сама с собой. Старшие учатся, с младшими с 9 утра до 5 вечера няня. Поэтому у меня есть время работать и заниматься тем, чем я хочу. У меня свободный график, поэтому я в течение дня, если захочу, могу пойти погулять по улице, отдохнуть от дома и работы. Но даже при этом у меня сейчас не самое здоровое эмоциональное состояние. Можно сказать, что я нахожусь на грани выгорания, хотя сама не понимаю, как я к этому пришла. Я очень люблю свою работу, свой дом, свою семью, но, видимо, пандемия и разные другие факторы привели к какой-то усталости. Чем я буду спасаться? Стараюсь как можно больше гулять, кататься на велосипеде и проводить время с детьми. Но не так, когда ты думаешь о том, что сейчас надо поесть, потом помыться, потом еще что-то. А просто спрашиваешь себя и их: что бы мы сейчас хотели делать? Валяться на диване? Прекрасно! Скакать по кровати без памперса? Отлично! То есть минимизировать всякие «надо», чтобы стресса было как можно меньше.

фото из личного архива Натальи
close

Подпишитесь, чтобы получать замечательный контент каждую неделю.

Читайте также
Второй ребенок: как решиться
6 жизненных правил от успешных женщин
Назло стандартам: как необычные модели покоряют мир
Смотреть все
Самое просматриваемое за неделю

Оставьте комментарий

 я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности *

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх