09/03/2021

Надежда Потмальникова: «Я стараюсь затронуть чувства детей»

Есть такая профессия — рассказывать детям сказки. Кажется, что это очень легко, а пойди попробуй увлечь, заинтересовать, не спугнуть интерес, а куда-то его направить.
Надежда Потмальникова — профессиональная сказочница и по совместительству библиотечный педагог. Уже 25 лет она работает в крупнейшей детской библиотеке — Российской государственной детской библиотеке — где регулярно проводит с детьми книжные занятия. Кстати, они совершенно бесплатные, нужно только успеть записаться на сайте библиотеки — места очень быстро заканчиваются.
Надежда Анатольевна рассказала о том, как она выбирает книги для своих сказок, как общается с детьми, а также о том, почему нам, родителям, так сложно порой дается обычная детская игра.
Поделиться:

Расскажите о своих сказках. Это что-то среднее между игрой, спектаклем и чтением. Как вы определяете это для себя?

Да, мои сказки — это что-то среднее. Слово «спектакль» мне здесь нравится меньше всего, а «игра» и «чтение» очень нравятся. Я беру литературное произведение и на глазах у ребенка играю в него, игрушками. Это выглядит очень просто, и в этой простоте заключается большой и важный смысл — ребенок может прийти домой, взять свои игрушки и так же играть. Мне важно, чтобы дети знакомились с литературными произведениями. А игра — это самое естественное занятие для ребенка, самый понятный язык.

В чем польза от такого рассказывания?

Я против раннего развития. Это что-то несвойственное детям, опережающее. В дошкольном возрасте естественно много играть, слушать истории как из книг, так и рассказанных бабушкой, мамой, папой — про свое детство, например. Дети очень любят слушать истории, потому что в каждой истории для них заключен какой-то опыт. Ребенку же интересно, как все в мире устроено, как герой книжки или конкретный человек, с которым он знаком, в этом мире ориентируется, что он думает, как общается. Еще детям свойственно рисовать, лепить, конструировать. То есть создавать что-то. И вот этим всем — общением, историями, игрой и творчеством — я с детьми и занимаюсь.

Как вы придумали такой вариант взаимодействия с детьми? Это личный опыт или вы где-то учились?

Я не сама это придумала. Я 25 лет работаю в библиотеке. И когда я пришла сюда 17-летней девушкой, здесь работал такой замечательный человек — Елена Михайловна Кузьменкова. Она придумала программу, которая называлась «Воспитание будущего читателя». Будущего, потому что малыши еще сами не читают, но когда-то обязательно начнут. Но чтобы читать с интересом, им надо еще в дошкольном возрасте заиметь мотивацию к этому, им должно быть интересно.

Елена Михайловна читала детям книжки и всегда использовала каких-то игрушечных героев, разыгрывала некоторые моменты. И за всем этим стоял эмоциональный отклик. Это самое главное.

Дошкольное детство дано ребенку, чтобы познавать мир через чувства, эмоционально вовлекаться. Сочувствие, сопереживание, эмпатия — это самое важное в дошкольном детстве. Какое бы произведение я ни брала, для меня важнее не новая информация (что это грузовик, у него есть кабина, кузов, колеса — энциклопедические тексты всегда обхожу стороной). Для меня важнее, что это уставший грузовик, потому что он много работал на стройке, у него болит кузов. Авторы наделяют предметы разными чувствами, и я стараюсь затронуть эти чувства у детей.

фото из личного архива Надежды Потмальниковой

Как добиться того, чтобы ребенок разделял чувства героя?

Елена Михайловна говорила, что для этого нужно делать то, что делает герой. Поэтому если в истории воробушек мерзнет, я предлагаю детям поежиться, вспомнить, как им самим было холодно. Или вести себя, как мышки, которые прячутся от кошки. И когда дети начинают делать то, что делает герой, они автоматически начинают чувствовать то же, что и герой.

Как вы выбираете сказки?

Литературы сейчас очень много. Я не могу назвать себя знатоком детской литературы —  много книг проходит мимо меня. Корней Чуковский сказал, что единственная задача детской литературы — это пробудить в детях человечность. Поэтому все мои истории так или иначе об этом.

И, конечно, история должна быть интересной, чем-то трогать — где-то юмор хороший, где-то игровая ситуация настолько приятная, что хочется в это поиграть с детьми. Мне кажется, что я просто хорошо чувствую детей, могу понять, что им понравится. И знаю, что нравится мне, где у меня будут гореть глаза, что захочется рассказать.

Плюс не в каждую историю получится поиграть. Есть чудесные книжки, но непонятно, как их детям преподнести. Такие самодостаточные книжки, которые можно просто открыть, прочитать — и этого будет достаточно.

Расскажите о своей работе в библиотеке. Вы работаете по собственной методике? У вас есть команда?

У нас несколько отделов по работе с детьми, но мне близки именно те, кто продолжает традиции Елены Михайловны Кузьменковой. Библиотечная педагогика отличается от школьной или садовской тем, что там есть обязательная программа, а мы можем выбирать произведения, от которых душа поет. Мы не стремимся, как в школе, выяснять, внимательно ли слушал ребенок, проверять, контролировать. Мы стараемся, чтобы ребенок ушел с занятия наполненным.

У нас есть разные программы. Иногда библиотечные педагоги объединяются, чтобы сделать что-то вместе, но в целом наша сила в том, что мы все разные. У каждого свой подход, мы работаем с разными возрастами.

Почему многим родителям так трудно, скучно и утомительно играть с собственными детьми?

Непростой вопрос. Мы все родом из детства. И если с родителями в детстве легко и замечательно играли их родители, то это уже у них в крови, и им так же легко играть со своими детьми. Если же в детстве не было такого опыта, например, побыстрее отдали в садик, то в дальнейшем этого будет не хватать. А если чего-то не хватает самому, очень сложно дать это другим. Сейчас мы живем в очень хороших условиях — можем до трех лет сидеть в декрете, часто можем позволить не водить ребенка в сад вообще. Но это не значит, что у нас есть в изобилии то, чем мы хотим поделиться с ребенком. Хорошо, если есть желание быть с ребенком, но что делать с этим желанием дальше — вопрос непростой.

Обязательно ли ребенку играть именно с родителями? Что будет, если не играть с ребенком?

Да ничего не будет. Ребенок вырастет и даже не будет несчастным. С ним все будет хорошо. Мне кажется, что очень важно быть искренними с собой и с ребенком. Понимать — да, игра мне не дана. Значит я найду специалистов, которые будут играть с ребенком. Сейчас же куча всего! Главное — выбрать то, что нравится. Я знаю маму, которая не любит играть с детьми, но легко с ними готовит. Ей в кайф! Она дает им блендер, миксер, разрешает разбивать яйца, сыпать муку, сахар. И так же несложно ей потом оттирать кухню. А я никогда не любила детей на кухне.

Кому-то нравится путешествовать с детьми — загрузить всех в машину, вместе ехать, петь песни, смотреть в окно. Важно понять, в какой сфере жизни тебя ребенок не тяготит. И не грызть себя. Ну не играется — и не играется.

Вы каждую неделю близко общаетесь с десятками дошкольников и младших школьников. Что вы можете сказать об этом поколении?

Через меня действительно проходит много детей. Если сравнивать их с теми, которые приходили 20 лет назад, то, конечно, они изменились. С одной стороны. Но надо понимать, что те дети, семьи, которые приходят в библиотеку, это не среднестатистические семьи. Это читающие родители, которые играют с детьми, уважают детей. Такие семьи несильно меняются со временем. Дети все так же хотят играть, общаться, они любознательные. Да, конечно, каждый психолог скажет, что способность слушать и концентрироваться с каждым поколением все больше падает, детям становится сложнее. Отчасти поэтому я и показываю сказки — просто слушать детям сложно.

Я считаю, что мобильные телефоны, которые мы даем детям в руки очень рано, компьютерные игры и мультики, которые их окружают, не очень хорошо сказываются. Важно ограждать. Чем плохи мультики? Они делают воображение излишним. Ты употребляешь их как жвачку, не стараешься, не трудишься. А игра — это труд. Нужно пофантазировать, подобрать героев, определиться с сюжетом.

При этом я не считаю, что от мультиков надо ограждать совсем. Просто над ними тоже надо думать, обсуждать с детьми. В жизни ребенка должно быть примерно то же, что и в жизни его сверстников. Чтобы, увидев где-то компьютерную игру, он не упал в обморок от удивления и не спросил: «Мама, почему ты это от меня скрывала?»

Но живая игра, рисование, возюканье в грязи, поездки в деревню — все это должно уравновешивать прогресс. Гаджеты не должны заслонять обычную человеческую жизнь.

Расскажите о своих любимых детских книгах. Какие были в детстве, а какие — сейчас?

Мне в детстве много читали, но со мной не играли. Правда, мою игру уважали, это я помню очень хорошо.

Из книг я больше всего любила «Черную курицу, или подземных жителей». Я всегда над ней рыдала. И сейчас тоже я всегда плачу над ней. Мечтаю сделать сказку по этой книге, но это очень трудоемко — надо воссоздать целый подземный мир.

Не любила рассказы про животных и про природу. Еще мне не нравился Карлсон. Я всегда думала: ну когда же придут те взрослые, которые его накажут! Я была очень правильным ребенком.

Когда родились мои девочки, я с радостью окунулась в собственное материнство и читала с детьми очень много разных книг. И это книжное богатство очень украшало нашу жизнь. Мне сложно выделить что-то конкретное. Я смотрю много современных книг, и мне кажется, что постоянно появляется что-то еще и еще лучше. Я не считаю, что электронные книги вытеснят бумажные. В детской литературе бумажная книга проживет еще очень долго!

close

Подпишитесь, чтобы получать замечательный контент каждую неделю.

Читайте также
Второй ребенок: как решиться
6 жизненных правил от успешных женщин
Назло стандартам: как необычные модели покоряют мир
Смотреть все
Самое просматриваемое за неделю

Оставьте комментарий

 я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности *

Ваш адрес email не будет опубликован.

Пролистать наверх